1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Препятствием для строительства Маратовской развязки в Иркутске служат жилые дома и памятник архитектуры

В Иркутске разработана уникальная схема реставрации памятников культурного наследия

Собственное офисное здание в центре города — какой из бизнесменов не примерял на себя эту мечту. Однако, мест под подобное строительство в крупных городах России практически нет, а если и находятся, то с значительными обременениями по архитектурно-исторической части.

В Иркутске больше 700 деревянных памятников, большое количество из них выглядит удручающе. Чтобы все их привести в порядок, потребуется годовой бюджет города и без частного капитала в этом деле не обойтись. Пару лет назад мэрия Иркутска приступила к реализации интересного проекта, предложив предпринимателям новое направление для частных инвестиций: выкупать деревянные здания — памятники истории и архитектуры — в собственность в привлекательных для бизнеса местах, но с условием их полной реставрации.

В конце октября 2013г. ещё один иркутский памятник — Усадьба Горячкиной обрёл потенциального хозяина. Между Агентством развития памятников Иркутска (АРПИ) и одним из иркутских предпринимателей подписан договор инвестирования, согласно которому бизнесмен обязуется профинансировать реставрацию здания. А после завершения всех работ инвестор получит право собственности на дом. По такому же механизму сейчас восстанавливают уже 13 деревянных памятников.

Руководитель агентства Ирина Кравец сообщила, что Иркутск входит в список исторических городов, любое строительство в историческом центре теперь будет согласовываться на федеральном уровне. В ситуации с реставрацией памятников такое согласование не требуется. А в целом инвестиции в объекты культурного наследия для бизнеса сегодня очень доходны и выгодны прежде всего с экономической точки зрения. «Мы создали для предпринимателей идеальные условия инвестирования», — говорит она.

Инвестиции в остов

Предприниматели не любят публичности, не хотят лишний раз светиться и привлекать к себе внимание властей, — объяснил свое нежелание официально представиться один из собеседников, назвавшийся Сергеем.

Сергей уже выплатил агентству большую часть выкупной стоимости объекта и финансирует все этапы реставрации, но собственником дома-памятника по-прежнему остаётся АРПИ. Так будет до момента окончания всех работ, прохождения экспертиз, ввода объекта в эксплуатацию. В среднем процесс реставрации занимает два-три года. В будущей усадьбе Сергея на улице Декабрьских Событий проектные работы позади, сейчас возводится цоколь, идёт подключение сетей. В зиму планируют поставить сруб. А к следующей осени иркутяне увидят восстановленное лицо памятника, которое вряд ли кто помнит. К моменту начала работ объект представлял собой пепелище. Восстанавливать его истинный облик пришлось по фотографиям и историческим описаниям.

А таким он будет после восстановления.

Собственность в конце стройки

— Почему мы выбрали именно такую правовую форму передачи памятника в собственность — после его полного восстановления? Чтобы гарантированно получить нужный результат. Посмотрите, сколько памятников продано с обременением. Так они и продолжают стоять в руинах, некоторые собственники покупали дома-памятники исключительно ради земли — с прицелом, что рано или поздно здание разрушится или сгорит и его можно будет спокойно исключить из реестра объектов культурного наследия. У нас инвестору не выгодно тянуть время, чем быстрее он профинансирует работы, тем быстрее получит объект в собственность, — поясняет механизм передачи Ирина Кравец.
Руководитель агентства с пониманием относится к настороженности инвесторов: наш народ в любом благом деле ищет дурной подтекст. Так, после того, как журналистам показали, как идут реставрационные работы в усадьбе купца Жарникова на улице Горького, 34, в одном интернет-СМИ появилась статья с «жареным» заголовком «Вместо детсада строят ресторан!».
В том памятнике действительно долгие годы размещался детский сад. Но ребятишкам давно уже по соседству построили новое здание . По пожарным нормам детское заведение не может располагаться в деревянном доме, которому к тому же больше века. Автор злобного опуса не вспомнил, что к моменту продажи усадьбы она была аварийной и не могла эксплуатироваться, и, скорее всего, сгорела бы.

Дача губернатора на проезжей части

Деревянный дом начала XX века на Рабочего Штаба, 4, который приобрел на конкурсе наш следующий собеседник Александр, за последние десять лет горел трижды. После передачи памятника на баланс АРПИ его законсервировали: вход и оконные проемы надежно закрыли профлистом.

После исторической экспертизы и обмеров здания специалисты заключили, что архитектура дома богата уникальными деталями, которые в Иркутске больше нигде не встречаются. Например, оригинальные «сердечки» на внешнем фасаде и необычные «звезды» на наличниках. Из исторической справки стало известно, что когда-то на этом месте располагался загородный дом иркутского гражданского губернатора Ивана Цейдлера (1777-1853). В середине ХIХ века в усадьбе проживало семейство декабриста Трубецкого, а позже известный купец Катышевцев. В советское время в здании много лет располагалась станция скорой помощи.

Проектно-технические работы позади, нынешним летом инвестор был готов начать непосредственную реставрацию. Но в дело вмешался юридический казус.

— Дом стоит за «красной линией». По проекту Маратовской развязки новая магистраль должна пройти как раз под памятником. Соответственно, необходимо небольшое смещение вглубь территории муниципальной больницы №9. Случай на Рабочего Штаба скорее исключение. Своим инвесторам АРПИ помогает. Например, может дать годовую рассрочку на выплату выкупной стоимости объекта.

Читать еще:  По словам властей мост, который возводят военные вместо обрушившегося в Минусинске Красноярского края через реку Енисей будет служить не более пяти лет

Выгодная авантюра

Заключив договор инвестирования, агентство не самоустраняется из процесса. Мы выбираем лицензированных подрядчиков на все виды работ, контролируем их, принимаем результат, проходим все согласования. По сути, инвестор является только финансистом проекта. Конечно, мы согласовываем с будущими хозяевами все этапы. Инвестор может быть уверен, что все работы будут произведены, как положено. И он получит готовый объект, прошедший несколько государственных экспертиз и приспособленный к современному использованию, причем назначение выбирает сам инвестор. Идеальные условия для выгодного вложения средств и практически без финансовых рисков.

— В каждом случае стоимость реставрационных работ очень индивидуальна. По сути, инвестор на момент подписания договора инвестирования точно знает только размер выкупной стоимости объекта, его название и местоположение. Дальше начинают работать историки, архитекторы, проектировщики. Они готовят историческую справку, эскиз здания, поднимают охранные обязательства, в которых зафиксированы все ценные детали объекта.
Стоимость реставрационных работ всегда в разы выше обычного строительства. Даже на стадии проектирования. Так, если проект современного деревянного одно-этажного дома стоит в среднем 500 тыс. рублей, проектирование памятника тех же размеров может превысить 3 млн рублей. Но места выгодные — именно своим расположением деревянные памятники и интересны бизнесу в первую очередь.

На улице Байкальской, ближе к Центральному рынку, в последние годы сгорело немало деревянных домов. Печальное зрелище. Сейчас некоторые ценные объекты восстанавливаются, например эти два дома, стоящие на первой линии по адресу: Байкальская, 25 и 27. Уже готовы срубы. Летом полностью отреставрированные дома будут сданы в эксплуатацию.

Реконструкция деревянного особняка по ул.Декабрьских событий, 71а

Усадьба Гиндина (ул.Свердлова, 16)

По материалам журнала «Капиталист».

Строительство многоуровневой Маратовской развязки в Иркутске назвали неактуальным

Строительство многоуровневой развязки на месте действующего Маратовского кольца в Иркутске признано неактуальным, поскольку существующий дорожный объект справляется с нагрузкой, заявил 25 марта начальник отдела развития дорожной и транспортной инфраструктуры департамента дорожной деятельности и транспорта мэрии Иркутска Руслан Батраченко.

Реконструкция Маратовского кольца проходила в два этапа. Первый этап завершился в конце лета 2017-го, в результате чего изменилась схема движения транспорта, а пропускная способность увеличилась на 50%. В начале августа 2018 года был проведён второй второй этап — открыли две новые полосы для движения, установили пешеходные переходы и построили парковку у поликлиники №9.

«Серьёзных затруднений в движении не наблюдается. Развязка работает и справляется с пропускной способностью. На сегодняшний день актуальность строительства в разных уровнях отпала в связи с тем, что были внесены изменения в генплан, и Маратовская развязка стала одноуровневой», — Руслан Батраченко.

Главный архитектор Иркутска Сергей Александров напомнил, что первоначальный вариант развития Маратовской развязки предполагал строительство нескольких путепроводов на разных уровнях, на это ушло бы порядка 6 миллиардов рублей. Однако от этого варианта пришлось отказаться, поскольку один из участков эстакады закрывал бы обзор на Знаменский монастырь, являющийся памятником архитектуры. Он также отметил, что согласно действующему генеральному плану предполагается «пробивка» улицы Карла Маркса с её последующим вливанием в уже существующую и реконструированную развязку.

По его словам, основную нагрузку на Маратовское кольцо составляет движение транспорта, в том числе междугородного, через исторический центр города. Эта проблема будет решена со строительством западного обхода города, который будет пролегать от развязки между Александровским и Качугским трактами до Синюшиной горы. Для него возведут мост через реку Иркут, пять транспортных развязок и два путепровода через железную дорогу.

«Всё движение через трассу «Байкал» в сторону Александровского и Качугского трактов идёт через Маратовскую развязку, на улицах Сурнова и Рабочего штаба транспорт рассредотачивается. Поэтому если бы мы с вами западный обход реализовали, тогда бы тот трафик, что заезжает в центр, поехал по западному обходу и через развязки пришёл бы на Иннокентьевский мост», — пояснил Александров.

Он также рассказал, что стоимость строительства такого обхода оценивалась ещё в 2010 году, тогда она составляла примерно 10 миллиардов рублей. По его словам, такая сумма складывалась из общей сложности работы — часть дороги проходила бы по затопляемым территориям, где нужно обустраивать гидрозащиту, кроме того, необходимо строить мост и развязки. Александров предположил, что сейчас строительство обойдётся в пределах 15 миллиардов рублей, но подчеркнул, что это только предварительная оценка, подсчёты ещё не проводились.

Почему сносят памятники архитектуры в Иркутске?

Последние две недели внимание иркутян приковано к зданию на улице Фурье, 12. Там начали сносить усадьбу купца Перевалова. Общественники возмутились и заявили, что объект представляет историческую ценность. О том, почему демонтируют городской памятник и можно ли считать этот случай тенденций, читайте ниже.

Усадьба купца Перевалова.

В трехэтажном старинном особняке на улице Фурье до 2010 года располагался Кировский РОВД, после переезда полиции здание пустовало. Дом числился в перечне выявленных объектов культурного наследия, однако в 2017 году областная служба охраны памятников исключила усадьбу из списка.

В конце сентября собственник здания компании «Фортрэм» (владелец – депутат областного парламента Нина Чекотова) начал сносить объект. Как сообщали портал Ircity, на месте дома планируют построить парковку. Общественники возмутились и создали петицию на сайте change.org с требованием остановить демонтаж. Авторы обращения считают, что усадьбу можно отреставрировать и вернуть ей первоначальный облик благодаря сохранившимся фрагментам.

— Дом представляет редкий для Иркутска образец архитектуры в стиле модерн. Несмотря на утраты в лепном декоре, достройку некоторых объемов и перепланировку внутренних помещений, внешнее убранство здания ставит его в один ряд с такими памятниками как Русско-Азиатский банк и Магазин Мерецкого, — пишет автор петиции Михаил Верхозин.

Читать еще:  В Москве завершили третий этап реконструкции Можайского шоссе, построив самую длинную эстакаду в Европе

Председатель иркутского регионального отделения ВООПИК (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры) Алексей Чертилов полагает, что в городе существует отработанная схема по выведению памятников из перечня выявленных объектов культурного наследия, которую применили и к зданию на Фурье.

— Частники нанимают недобросовестного эксперта, который делает псевдоэкспертизу. Документ поступает в службу по охране памятников, ведомство выставляет его на общественные слушания. Мы пишем свои протесты, привлекаем местных экспертов, но служба почему-то не принимает нашу позицию, — рассказал Чертилов на пресс-конференции, посвященной проблеме сноса памятников.

По его мнению, дом на Фурье выпадает из общего ряда каменной застройки Иркутска конца 19 – начала 20 века благодаря архитектуре и художественно-декоративным элементам. Таких объектов в городе больше нет, уверен эксперт.

С другой стороны проблему увидел президент общественной организации «Наследие» Дмитрий Разумов. По его мнению, неправильно «клеймить» экспертов и службу по охране памятников, нужно задавать вопросы губернатору Сергею Левченко, который демонстрирует равнодушие к истории города.

— При Дмитрии Мезенцеве (губернатор области в 2009-2012 годах) из перечня выявленных объектов вывели два здания. При Левченко – 248, — отметил Разумов.

Он предложил передать обязанность подписывать приказ о выводе памятников из реестра губернатору, то есть сделать ответственность за исключение объектов персональной. Чтобы главы региона лично курировал тему и демонстрировал свою заинтересованность проблемой.

Руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Андрей Фоменко, который занимает должность с апреля этого года, уверил, что ведомство намерено снизить количество объектов, выводимых из перечня. Так, за 2019 год из списка выявленных памятников культурного наследия исключили лишь одно здание.

Фоменко пояснил, что собственник не имел права сносить дом Перевалова, так как тот является предметом охраны исторического поселения. Это мера защиты для городских построек, не имеющих статуса объекта культурного наследия.

— Для того, чтобы законно проводить работы по демонтажу, нужно было также обеспечить сохранность смежного объекта культурного наследия по улице Урицкого, 17, пройти историко-культурную экспертизу. Но это невозможно, так как ни один эксперт бы ее не подписал, — рассказал глава службы.

Андрей Фоменко добавил, что до конца недели ведомство составит протокол об административном правонарушении в отношении собственника здания. Штраф за нарушение составит от 200 тысяч до 5 миллионов рублей.

В «Фортрэм» пояснили, что перед сносом проект демонтажа здания направили в администрацию Иркутска. Мэрия попросила доработать документы, компания устранила замечания, после чего на законных основаниях начала демонтаж здания, отметили в «Фортрэм».

В администрации Иркутска, отказавшийся себя назвать чиновник рассказал, что снос усадьбы Перевалова ведут на основании уведомления о демонтаже от застройщика, о котором мэрия уведомила региональный стройнадзор. При этом мэрия не вправе требовать от заявителя документов, не предусмотренных Градостроительным кодексом, а также направлять уведомление на согласование в службу охраны объектов культурного наследия.

На прошлой неделе иркутский художник Яна Лисицина на своей странице в «Фейсбук» написала, что служба по охране памятников отказалась включать гостиницу «Сибирь» в перечень выявленных объектов культурного наследия. Здание находится на улице Ленина, и, по мнению экспертов, является важным примером конструктивизма в Иркутске.

Гостиницу построили в 1934 году, она занимала всю сторону квартала № 22: два «полукруглых» крыла, один на углу с улицей Канадзавы, другой — на углу с улицей Свердлова; между ними был пятиэтажный корпус. В 1995 году левую и центральную части здания уничтожил пожар. Восстанавливать объект не стали, от него сохранился один корпус.

В декабре 2017 года гостиницу «Сибирь» исключили из списка выявленных объектов культурного наследия несмотря на то, что в 2008 году было подготовлено обоснование для включения здания в реестр памятников федерального значения. Историк Алексей Петров на пресс-конференции по сносу памятников сообщил, что арендаторов здания в настоящее время уведомляют о скором сносе.

Глава регионального ВООПИК Алексей Чертилов отметил, что конструктивизм для Иркутска редок, в этом стиле в городе построено всего 15 объектов. Поэтому тот факт, что служба по охране объектов культурного наследия низко оценила ценность гостиницы, стал для общественности неожиданностью.

— Из 12 баллов «Сибири» дали всего 3. Был сделан запрос специалисту, он выложил все материалы в доказательство того, что это архитектурная ценность. Начались новые процедуры для включения гостиницы в реестр памятников, — сообщил Чертилов.

Руководитель службы Андрей Фоменко в свою очередь пояснил, что гостиницу вывели из списка совсем недавно, поэтому необходима серьезная аргументация для возвращения ее в перечень выявленных объектов культурного наследия, а затем и в реестр памятников.

— Мы не против и сказали лишь о том, что предоставленная общественниками документация недостаточно аргументирована. Я предлагаю ее доработать, обсудить на общественном совете и принять решение, — предложил вариант совместных действий Фоменко.

Он также сообщил, что служба направила в адрес собственника здания предостережение, где указала, что это предмет охраны исторического поселения и его снос запрещен.

Очередным примером исчезновения исторических объектов можно считать демонтаж чаеразвесочной фабрики. Здание, построенное в 1930-х годах, снесли в июне этого года. На месте бывших цехов предприниматели планируют построить жилой комплекс. Общественники считают, что разрешение на строительство выдано с нарушением.

Читать еще:  Пять транспортных развязок создадут в Краснодарском крае для комфортного подъезда к Керченскому мосту в Крым

— У нас есть проект зон охраны, который утвержден постановлением правительства. Максимальная высота по регламенту в кварталах бывшей чаеразвески 18-20 метров. Недавно разработали новый проект. В результате появился регламент 24-34 метра, — рассказала председатель общественного совета службы по охране объектов культурного наследия Надежда Красная.

Эксперт акцентировала внимание, что при существовании на одной территории нескольких регламентов, действует один — более жесткий. Однако администрация города выдала разрешение на строительство с учетом нового постановления.

Для того, чтобы оспорить новую высотность, президент организации «Наследие» Дмитрий Разумов обратился в суд. Следующим шагом, сказал он, станет обжалование разрешения на строительство.

— Помню эпопею по этой территории: называли красивые имена, такие как Денис Мацуев. Говорили, что городу нужны концертные залы, но все банально свелось к обычному жилью. Я видел проект — хороший, но никакой иркутскости в нем нет, — подчеркнул Разумов.

Общественник уверен, что сможет отстоять свою позицию в суде и доказательство этому — выигранный спор по дому Рассушина на бульваре Гагарина, 32. Решение областного суда о незаконности отказа включать здание в реестр памятников 10 сентября подтвердил Верховный суд России.

-Осваивать территории, которые перестали быть промышленными, надо. Но есть лица, которые интересы бизнеса ставят выше всего. Нас возмущает такое хамское отношение. Территория чаеразвески — это самый центр города, его историческое ядро. Культовые объекты формировали композицию. А кто-то хочет туда вписать свое имя, — согласился Алексей Чертилов.

Обратиться в суд общественники планируют и по проекту Курбатовских бань на Цесовской набережной. Первых посетителей бани приняли в 1896 году, в 1910 году у здания появился второй этаж. В советское время комплекс перешел в руки государства, на его базе заработало банно-прачечное предприятие.

В начале 1980-х годов, когда прачечную решили обустроить в новом месте, из старинного здания постепенно вывезли все оборудование. В это же время комплекс получил статус памятника и оказался под госохраной. В последующие годы место стало пристанищем бездомных, его растаскивали по кирпичам.

Возрождать памятник так и не решили, поэтому инициаторы восстановления, сославшись на плохое состояние объекта, снесли его. Новая концепция реконструкции вызвала нарекания у историков и городской общественности. Вместо полноценного восстановления объекта культурного наследия на месте Курбатовских бань возведут иное здание с другим наполнением и планировками.

По словам Дмитрия Разумова, за реставрацию взялась компания En+, которая и разработала спорный проект. В документации есть много нарушений, считает общественник. К примеру, проект до сих пор не прошел экологическую экспертизу, не получил разрешение на реставрацию.

Ситуация со сносом памятников беспокоит общество не зря: с улиц города исчезает история. Застройщики не стремятся сохранить единый облик Иркутска, отказываются от прошлого.

Новый глава службы по охране объектов культурного наследия утверждает, что с его приходом количество построек, необоснованно выведенных из списка памятников, уменьшится. В 2019 году ведомство запланировало оценить 51 объект культурного наследия у иркутских экспертов. Это пока только обещания, но тот факт, что Андрей Фоменко вступил в открытый диалог с общественностью, уже можно считать позитивным изменением.

Строительство Маратовской развязки в Иркутске может отложиться еще на пару лет из-за неожиданно выявленных домов и памятника архитектуры

Иркутск, 3.12.15 (ИА «Телеинформ»), — Строительство Маратовской развязки в Иркутске рискует быть отложенным на два-два с половиной года. Всплыли дополнительные сложности, которые задерживают процесс передачи проекта на экспертизу.

Как пояснил на депутатских слушаниях в думе Иркутска 2 декабря заместитель мэра-председатель комитета городского обустройства Евгений Дроков, необходимо выкупить земельные участки, которые попадают в зону проекта, расселить жильцов восьми домов по улицам Радищева и Петрова (которые тоже надо выкупить), а также сдвинуть памятник архитектуры по адресу Рабочего Штаба, 4 на семь метров в сторону больницы №9.

«На это надо потратить около 250 миллионов – только после этого можно проходить экспертизу. Чтобы законно пройти весь этот путь, нужно два-два с половиной года», – констатировал Евгений Дроков. Он также напомнил, что проект после прохождения экологической и государственной экспертизы первоначально ожидали в мэрии в мае 2015 года. Однако до сих пор на экспертизу его не отправили.

Депутаты критически оценили информацию о новых трудностях в реализации и без того проблемного объекта, высказав сомнения в том, что проектная организация ИркутскГипроДорНИИ раньше не знала об этом, хотя занимается проектом почти десять лет.

Участники слушаний подчеркнули, что опыт работы властей с ИркутскГипроДорНИИ вообще исторически сложный, в частности, организация часто затягивает сроки сдачи. Некоторые депутаты подчеркнули, что компании невыгодно делать проект сразу и выдавать его оперативно, так как на перепроектирование и другие дополнительные работы они также получают деньги из бюджета. К слову, в последние годы из городской казны за невыполненные задания им средства не заплатили.

Депутат Юрий Коренев предложил признать, что проект полноценной развязки так и не будет реализован – дорогу там максимум будут постепенно расширять, а также предположил, что, возможно, более целесообразно перенаправить силы на реализацию проекта Покровской развязки.

Однако Евгений Дроков высказал мнение, что останавливаться нельзя, проект Маратовской развязки городу все равно нужен, поэтому нужно начать планомерно устранять сложности и реализовывать его. Напомним, на сегодняшний день общая стоимость строительства оценивается в 4 миллиарда 813 миллионов рублей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector