0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новый глава Калининградской области заявил, что восстанавливать знаменитый Кенигсберский замок не планируется

«Гнилой зуб прусского милитаризма должен быть вырван». Как уничтожили Кенигсбергский замок

24 октября 2019 в 16:29
TJournal

У каждого старого города есть свое сердце, главная достопримечательность, центральная и самая знаменитая его точка. Обычно именно она является главным видом на открытках, и по ней любой человек может узнать этот город. У Лондона есть «Биг Бен», у Парижа — Эйфелева башня, у Нью-Йорка — статуя Свободы, а в Кёнигсберге это был Королевский замок.

Кёнигсбергский замок. Фото: wikimedia.org

Величественный замок, что пережил тевтонцев, герцогов, королей и императоров, не смог устоять перед идейной партийной машиной. По решению одного человека, который вырос в маленьком селе и не мог адекватно оценить значимость этих стен для культуры, закончилась 700-летняя история Кенигсбергского замка.

Немного истории

Замок был построен в 1255 году. На возвышенности Тувангспе, в районе реки Прегель сначала соорудили деревянное строение, а позже на этом же месте была воздвигнута каменная крепость.

Замок был знаковым строением в средние века. Первое время тут располагался маршал Тевтонского ордена, позже к нему подселился и сам Великий Магистр (которого выгнали из его замка в Мариенбурге). Потом прошла эпоха тевтонцев, и в новом прусском герцогстве замок стал резиденцией уже для герцогов. Когда же Фридрих III короновал себя сам, наш каменный герой стал именоваться королевским замком. Королевской резиденцией он пробыл вплоть до 1918 года, когда в Германии свергли Вильгельма II.

В 1924 году замок был переоборудован в музейный комплекс, в который входила городская картинная галерея, прусский музей, музей Ордена и управление по охране памятников.

В августе 1944-го город подвергся массированной бомбардировке, и замок практически полностью выгорел из-за возникших пожаров. Накануне штурма города советскими войсками в начале 1945-го гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох хотел разместить на башне замка пушку, чтобы обстреливать наступающих. Но генерал Ляш (комендант Кёнигсберга), желая спасти историческое здание, распорядился устроить в замке лазарет с небольшим гарнизоном. Ожидаемо, гарнизон не оказал большого сопротивления, что спасло строение от серьезных повреждений (относительно) при штурме.

После войны

Сразу после войны на территории замка заработала камнедробилка для переработки камня, хороший кирпич отправлялся на восстановление разрушенных войной Прибалтики, Ленинграда, Сталинграда. Постепенно из-за вибраций, дождя и снега верхние этажи главной башни не выдержали и обрушились прямо на проезжую часть. Какое-то время остатки башни пытались сохранить, но в итоге городские власти решили её взорвать. 810 кг тротила сделали свое дело, унеся с собой кроме башни также и южное крыло замка.

Несмотря на разрушения, к 1953-му году продолжали стоять другие части замка: всё западное крыло, башня Хабертурм, здание бывшей летней резиденции прусских королей, фрагменты стен. Башня Хабертурм пала в 1959-м году: созданная 22 июня комиссия решила, что башня угрожает обрушением на трамвайные пути.

Борьба за замок

Московский архитектор Наумов, разрабатывавший первый генплан города, на совещании в Калининграде в 1964 году заявил: «Мы считаем, что сохранившиеся развалины замка необходимо снести, так сказать, вытащить корешки и вставить новую челюсть». Его заявление вызвало серьезную дискуссию, были проведены экспертные работы по согласованию с Минкультом РСФСР. В своем заключении эксперт указал, что уцелевшие части замка имеют «значительную историко-архитектурную ценность» и их нужно консервировать и восстанавливать.

В 1965-м архитекторы устроили смотр проектов застройки центра Калининграда. 6 из 7 проектов предполагали сохранение и восстановление замка, и только один проект предусматривал полный снос остатков и строительство на этом месте Дома Советов. Несмотря на мнение большинства архитекторов, власти решили не поддерживать идею сохранения замка. Один из ленинградских архитекторов тогда сказал: «Позволю заметить местным руководителям, что мировая история началась несколько раньше, чем они получили свои портфели».

Ходит легенда, что во время своего визита в Калининград Алексей Косыгин (тогда Председатель Совета Министров СССР) спросил у председателя обкома Коновалова: «А что это у вас за х…ня в центре города?». Тот будто бы ответил: «Здесь мы собираемся замок восстановить и открыть краеведческий музей». На что Косыгин, чуть не подавившись от возмущения, будто бы рявкнул: «Музей чему?! Прусскому милитаризму?! Вы что, ох…ели?! Чтоб завтра же его здесь не было!». И Коновалов принимает это как высшую партийную задачу.

В 1965 году главный архитектор «Калининградгражданпроекта» Лев Соскин попросил своего знакомого, заведующего отделом молодежной газеты «Калининградский комсомолец» Бориса Нисневича, написать статью для федеральной «Литературной газеты» о ситуации с замком. В своем тексте журналист писал, что в замке останавливалось первое русское посольство Василия III, в нем бывал Петр Первый, там же русскому главнокомандующему вручали ключи от городских ворот во время Семилетней войны. Была и пара социалистических «козырей»: например, в замке судили социал-демократов, которые помогали русским коммунистам доставлять в страну газету «Искра», книги Маркса, Энгельса и Ленина.

Статья вышла 20 октября 1965 г. с подписями именитых архитекторов, писателей и даже участника штурма Кёнигсберга, но без указания авторства. Через пять дней глава области Коновалов вызвал к себе одного из подписантов — главу областного отделения Союза писателей СССР Валентина Ерашова. Коновалов размышлял так: раз среди подписавшихся есть писатель, значит, он и писал текст. Первый секретарь принялся цитировать Ерашову по справкам КГБ радиопередачу зарубежного радио «Свободная Европа»: «Спасибо господину Ерашову за то, что он выступил в защиту национальной святыни германского народа».

Пытались бороться и другие представители калининградской интеллигенции, писатель Юрий Иванов и историк Виктор Строкин добрались до самой Фурцевой (министра культуры) и почти убедили ее, что замок надо сохранить. Но только почти.

Никакие попытки помешать сносу не увенчались успехом, и 6 июня 1966 года появляется решение «О проекте детальной планировки центра города». С резолюцией Коновалова: «Одобрить. Дом Советов расположить на территории бывшего Королевского замка». Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. «Гнилой зуб прусского милитаризма должен быть вырван. ».

12 апреля 1967 года прогремели первые взрывы, а последний совершился только 27 мая 1970 года. Три года ушло на то, чтобы окончательно сровнять с землей 700-летнее строение. После этого начнется эпопея со строительством на его месте Дома Советов, долгая и до сих пор не завершенная.

Потеря замка сказывается на Калининграде и сейчас. Казалось бы, такой интересный в плане туризма город не имеет какой-то главной исторической точки притяжения. Да, есть Кафедральный собор, который теперь стал главным открыточным видом и символом города, но все равно ощущается чем-то менее значимым для истории, чем замок.

Читать еще:  В Иркутской области узкий участок трассы «Байкал» расширен, заасфальтирован и оборудован барьерными ограждениями

Терраса Кенигсбергского замка с юго-востока от реки Прегель. Фото: wikipedia.org

В 2014 году был создан проект «Сердце города», который ставил своей целью восстановление исторического центра. В рамках этого проекта был проведен конкурс на концепцию восстановления, выбраны победители, позже эта концепция побеждала и на международных архитектурных конкурсах. Но итогом этого движения стала ликвидация проекта в 2017 году без объяснения причин.

На данный момент назначенный из Москвы в 2017 году 33-летний губернатор Антон Алиханов поставил для себя цель перенести правительство в Дом Советов. Здание уже выкуплено у старых владельцев, и надежд на восстановление замка, увы, почти не осталось.

Новый глава Калининградской области заявил, что восстанавливать знаменитый Кенигсберский замок не планируется

Замок Тевтонского ордена Кенигсберг в Калининграде, называемый также Королевским замком, восстанавливать не будут. Об этом в интервью ТАСС сообщил врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов.

«Нет таких планов. Крепость критически пострадала во время войны, в советское время ее разрушили до основания, если воссоздавать заново, получится чистой воды новодел. Вряд ли это самая актуальная задача», — сказал Алиханов.

Он отметил, что в области достаточно других исторических объектов, которые нуждаются в реставрации, но средств, которые для этого необходимы, недостаточно.

Замок Кенигсберг был заложен в 1255 году чешским королем Отакаром II Пржемыслом, его название дало имя городу, возникшему у замковых стен. В замковой кирхе проводились церемонии коронации прусских королей. В его стенах размещались Великое посольство Петра Первого и резиденция российских губернаторов в период Семилетней войны (1756-1763 годы). В первой половине XX века в нем находились исторические архивы и археологические экспозиции. Кенигсбергский замок — последнее известное место нахождения знаменитой янтарной комнаты, исчезнувшей после Второй мировой войны.

ахеологические работы на руинах Королевского замкаhttps://t.co/7XCkuspLT9

— Замки Средневековья (@allcastles) 4 июля 2016 г.

Королевский замок, Кёнигсберг. Именно так он выглядел до войны, а сейчас на том месте Дом Советов! #Калининград pic.twitter.com/PjYK8xPT

Стены сооружения сохранились после массированных бомбардировок англо-американской авиации и штурма Кенигсберга в августе 1944 года — апреле 1945 года. Замок был окончательно уничтожен в 1967 году по решению калининградского обкома КПСС. В 1970 году в районе юго-восточной части замка началось строительство одного из новых символов Калининграда — Дома Советов, но работы не были завершены.

Неоднократно поднимался вопрос о возможном частичном восстановлении замка Кенигсберг. По одному из проектов предполагалось восстановление фасадов некоторых строений замка, развитие историко-культурного комплекса. В 2009 году тогдашний губернатор Калининградской области Георгий Боос дал поручение организовать референдум по вопросу о восстановлении замка. После смены губернатора и правительства области в 2010 году вопрос о референдуме больше не поднимался. В настоящее время недостроенное здание Дома Советов не используется, но имеет нескольких собственников. Как заявил в интервью Алиханов, нужно решить проблему с собственниками и привести в порядок Дом Советов, который давно стоит с выбитыми окнами.

Напомним, в прошлом году региональные власти сообщили, что примерно из 60 орденских и епископских замков, исторически существовавших на территории Калининградской области, 19 сохранившихся до наших дней состоят на государственном учете в качестве объектов культурного наследия. При этом лишь в отношении семи из них возможна частичная реставрация.

«Германизацию не остановить»: россиянам сватают «мирный» Кёнигсберг 1943 г.

В деле германизации Калининградской области на днях произошли знаковые события. Местные СМИ и соцсети пишут о «воссоздании облика Кёнигсберга 1943 года в виртуальной реальности». Вас ожидает приятная прогулка по красивейшему городу, усыпанному осенней листвой. О городе, ощерившемся концлагерями и обслуживающем фашистскую военную машину, — ни слова.

По данным портала с характерным именем «Клопс» (германские котлетки), принадлежащего калининградскому медиахолдингу с не менее характерным названием «Западная пресса», «в конечном варианте проект будет представлять собой экскурсии по Кёнигсбергу, которые можно будет пройти в очках виртуальной реальности, приблизившись к зданию или памятнику, можно прослушать аудиорассказ об этой локации».

Так совпало, что именно в эти дни Национальный продюсерский центр «Сеть» создал цифровую копию Бронзового солдата в Таллине (см. видеоролик ниже). Теперь любой гость эстонской столицы, скачав бесплатное мобильное приложение CyberHistory, может увидеть на площади Тынисмяги виртуальный монумент, снесённый властями Эстонии в 2007 году. По словам руководителя проекта Глеба Крайника, в планах «Сети» — цифровое восстановление монументов героям Великой Отечественной войны, разрушенных государственными варварами в Польше и на Украине.

Вот так одновременно одни россияне увековечивают историческую память нашего народа, а другие — в Калининграде — воссоздают цифровую копию германского города 1943 года — периода преступного Третьего рейха, когда Кёнигсберг работал на взращённого агрессора, убивавшего граждан нашей Родины. На мой взгляд, подобная виртуализация — совсем не безобидная игрушка, а вполне себе конкретный инструмент, направленный на замыливание исторической ответственности Германии за развязывание и ведение Второй мировой войны. Судите сами, перед теми, кто оденет VR-очки, предстаёт красивый город Кёнигсберг 1943−1944 годов с изящной архитектурой, поддёрнутыми патиной памятниками, ухоженными дорогами, гуляющими кёнигсбержцами. Короче, полный Ordnung. Как будто не было в эти годы непосредственно в Кёнигсберге 17 лагерей для «остарбайтеров», например, при вагонозаводе Steinfurt, при судостроительной верфи Schichau или химической фабрике Gamm & Sohn.

«Поколение ЕГЭ», гуляя в виртуальных очках по Кёнигсбергу 1943 года, подсознательно будет считать, что «город не виноват» в ежедневной работе на преступный рейх (аналогичную попытку обелить рейхсбюргеров из Кёнигсберга предприняла недавно «творческая элита» Калининграда во главе с Верой Таривердиевой, подробнее читайте об этом в материале «Город не виноват», рейх — тоже? Зачем калининградцам германский консенсус). Он ведь такой красивый. А «красивый Кёнигсберг» 1943 года никак не соотносится с документальной фотохроникой 1945 года, например, ниже публикуемым снимком из книги «Штурм Кёнигсберга» с подписью:

Молодёжь не будет знать, что, например, в Кёнигсбергской бирже работал патронный завод, снабжавший вермахт боеприпасами. На подобную историческую ложь, кстати, обратил внимание пользователь из Германии Хайке Романн, написавший в комментарии под видеороликом:

В ролике есть и зашифрованные символы, которые не всякий поймёт. К примеру, в кадре мелькает афиша кёнигсбергского кинотеатра с фильмом Geheimzeichen LB 17 («Тайный номер LB 17»). Этот боевик, пропагандирующий мощь Третьего рейха, был создан в 1938 году русским коллаборационистом Виктором Туржанским. Его так и называли «Русский режиссёр Гитлера». Он неоднократно лично встречался с военным преступником № 1, создав более десяти профашистских фильмов. Например, в 1940 году, уже после оккупации Германией Польши, на экраны вышла лента «Враги», в которой описывались страдания немецкого населения Польши накануне начала Второй мировой войны.

Афиша фильма Geheimzeichen LB 17, пропагандирующего мощь Третьего рейха.

В процессе виртуализации истории Третьего рейха особо остановимся на «воскресении» замка Кёнигсберг. 3D-визуализацию строения продвигал лично местный министр культуры Андрей Ермак.

И вот уже НТВ сняло комплиментарный сюжет, где несуществующий замок назван «главным архитектурным объектом» Калининградской области. Тележурналист ни словом не обмолвился, что замок Кёнигсберг являлся для нашей страны ключевым символом германского милитаризма (Великая Отечественная война пришла в наш дом из Восточной Пруссии), а сегодня для определённых кругов Германии он является символом реваншизма. Достаточно проанализировать медали времён Третьего рейха, реваншистского «Союза изгнанных» и современные памятные знаки с изображением замка.

Читать еще:  Глава Воронежской области рассказал о запланированном ранее строительстве легкого метрополитена в Воронеже

Медаль 1933 года с замком Кёнигсберг. Иллюстрация: pinterest.ca

Итак, перед вами бронзовая медаль 1933 года, на аверсе которой высится замок Кёнигсберг. На обороте — сюжет, свидетельствующий об исторической преемственности тевтонских рыцарей и «истинных арийцев»: рыцарь пьёт воду вместе со своей собакой. Надпись на нидерландском языке гласит: Naer Oostland willen wij rijden («Мы хотим поехать в Остланд»). После прихода гитлеровцев к власти эту популярную голландскую песенку быстро взяли в оборот, как пропагандистское творчество для оправдания Drang nach Osten — «Натиска на Восток». То есть натиска на Советский Союз. Вот обложка журнала нацистского периода с аналогичной строчкой.

Фашисты: «Мы хотим поехать в Остланд». То есть в СССР.

После Победы над фашистской Германией и взятия Восточной Пруссии в качестве геополитического трофея советское правительство постановило снести руины замка, мотивируя это исключительной символической составляющей. Как известно, председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин охарактеризовал строение как «гнилой зуб» пруссаческого милитаризма. Но ещё раньше в Западной Германии из недр «Союза изгнанных» вылилась Königsberger Bürgermedaille — «Кёнигсбергская гражданская медаль», где изображён всё тот же орденский замок.

«Кёнигсбергская гражданская медаль». Иллюстрация: muenzen-leipzig.de.

Стоит подчеркнуть, что значительная часть руководства «Союза изгнанных» сложилась из политической элиты Третьего рейха, состоящей в НСДАП. «Союз» требовал от Бонна возвращения утраченных земель на Востоке и изъятого имущества. И требует сейчас, конечно, в гибридной форме. Достаточно процитировать нынешнего председателя «Союза изгнанных» Бернда Фабрициуса (в 2018 году Фабрициус был назначен Ангелой Меркель уполномоченным правительства Германии по делам переселенцев и национальных меньшинств):

А вот финальный аккорд — в 2010 году в Германии была выпущена юбилейная медаль (к 755-летию замка Кёнигсберга), где отчеканен не только замковый облик, но и выбита фраза — Wiederaufbau schloss Königsberg («Восстановление замка Кёнигсберга»).

Германская медаль 2010 года «Восстановление замка Кёнигсберга». Иллюстрация: ebay.de.

Подытожим: германский истеблишмент системно работает над материализацией узлового символа своего былого могущества — замка Кёнигсберг. Зачем нам, потомкам победителей, потакать этому? Возвращаясь к ролику «Кёнигсберг-43», стоит отметить, что видео сразу перепостили у себя антироссийские интернет-группы реваншистского толка. Например, украинская «Кохайтеся милі та не з москалями» («Любитесь, но не с москалями»), германские Tolerantes Ostpreussen («Толератная Восточная Пруссия») и Bund der Vertriebenen — Landesverband Sachsen («Союз изгнанных — Саксония»), литовская Prūsų (Mažosios) Lietuvos mylėtojai («Любители прусской (Малой) Литвы») — в фантазиях определённой части литовских политиков, российская Калининградская область является «Малой Литвой», а значит, претендует быть аннексированной Вильнюсом.

Группы на «Фейсбуке» реваншистского толка, опубликовавшие видеоролик.

…В том, что цифровой Кёнигсберг — это чистой воды германизация, согласны даже те, кто ещё позавчера говорил, что германизации нет. Например, кандидат философских наук Балтийского федерального университета имени немецкого философа Канта Дмитрий Полянский так и написал в «Фейсбуке», разместив у себя видео виртуальной прогулки 1943 года. А ведь не так давно Полянский заявлял изданию tjournal.ru, что в Калининграде есть не германизация, а «некая региональная калининградская идентичность», которая является «обыкновенной научной проблемой».

«Германизацию не остановить»: переписка философов БФУ им. Канта.

И вот теперь в милой дискуссии с другим кандидатом философских наук Алексеем Саликовым, пусть и с интеллигентским стёбом, но констатирует: «Германизацию не остановить». И, к сожалению, уже не виртуальную.

В Калининграде спорят о восстановлении прусского замка

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Споры о том, надо ли восстанавливать Королевский замок в Калининграде, по накалу могут сравниться только с дискуссиями о том, следует ли переименовать город обратно в Кёнигсберг или лучше смириться с существующим названием.

    По сути речь давно уже идет не об архитектуре, а о политике. О том, уместен ли в центре российского города заново отстроенный архитектурный символ Восточной Пруссии.

    Крестоносцы начали возводить замок на месте древней прусской крепости Твангсте в 1255 году.

    За более чем семь веков своего существования он пережил множество штурмов, пожаров и перестроек. В XV веке он был резиденцией гроссмейстера Тевтонского ордена, в XVIII-XIX веках — местом коронации прусских королей, а в первой половине XX века — огромным музеем.

    Во время Второй мировой войны замок серьезно пострадал. Сначала, в августе 1944-го, его здорово потрепали Королевские ВВС Великобритании, а в апреле 1945-го, — наступающие советские войска.

    Тем не менее в целом он сохранился и был вполне пригоден для восстановления.

    «Гнилой зуб прусского милитаризма»

    Насколько известно, местные власти всерьез подумывали о реконструкции части замка, но их планы, согласно городской легенде, достаточно, впрочем, похожей на правду, нарушил приехавший в Калининградскую область председатель совета министров СССР Алексей Косыгин.

    Проезжая по Калининграду, он якобы увидел величественные руины и спросил у сопровождавшего его первого секретаря обкома, что это такое. Тот ответил — «замок прусских королей». Услышав это, Косыгин якобы пришел в ярость и велел в кратчайшие сроки вырвать «гнилой зуб» прусского милитаризма из советской земли.

    Сделать это оказалось непросто, поскольку имеющий невероятно толстые стены замок отчаянно сопротивлялся. Бульдозеры и экскаваторы ничего не могли с ним поделать. Пришлось использовать взрывчатку.

    По иронии судьбы среди тех, кто разрушал замок, был недавно скончавшийся краевед Авенир Овсянов, который впоследствии посвятил жизнь изучению истории Кёнигсберга.

    «Впервые я увидел их [руины замка] в 1957 году, будучи курсантом Калининградского инженерного училища, — пишет он своей книге «В руинах старого замка». — Несмотря на огромные разрушения, нагромождения всевозможных балок, кусков деформированного ржавого железа и булыжного камня, рваных участков толстых стен и гор битого кирпича, остовы оставшихся флигелей с мощными контрофорсами и угловыми башнями поражали воображение… Об истории замка, как впрочем, и Кёнигсберга, тогда предпочитали не говорить, ограничиваясь кратким определением «осиное гнездо прусского милитаризма и фашизма». И все это представлялось абсолютной истиной, как и остальное, что «спускалось сверху». Поэтому, когда в училище объявили, что требуются добровольцы-подрывники для уничтожения замка, я без колебаний дал согласие, благо за плечами было уже два года «срочной» в саперном батальоне Прикарпатского военного округа. Так, в составе группы бывших солдат-саперов, под завистливыми взглядами однокурсников-девятиклассников, я стал участником искоренения немецкого духа на этой земле».

    Технология сноса, по словам Овсянова, была проста: «Перфоратором бурились шпуры в толще стен, затем в них закладывались цилиндрические тротиловые шашки весом 75 граммов каждая и производился взрыв от электродетонатора. Количество взрывчатого вещества рассчитывалось таким образом, чтобы не было разлета осколков. Ослабленная таким образом стена заваливалась с помощью троса, натягиваемого артиллерийским тягачом».

    Работа это заняла довольно много времени. Приказ Косыгина, как говорят, был отдан в 1967-м. Основная же часть замка была разрушена только через год.

    «Несчастный слон»

    В 1970-м году рядом с местом, где стоял замок (при немцах оно называлось Королевской горой) началось строительство огромного по калининградским меркам Дома Советов, в который планировалось переселить все местные органы власти.

    Читать еще:  Московские власти при поддержке РЖД работают над проектом реконструкции переезда Павелецкого направления

    Поначалу дело шло бойко, а потом застопорилось.

    По поводу того, почему это произошло, существует много версий. Одна из них сводится к тому, что сначала выделенные на строительство объекта деньги «съела» Олимпиада-80, а потом пришла перестройка, и всем стало не до Дома Советов.

    Как бы то ни было, по сию пору в самом центре Калининграда возвышается недостроенное гигантское здание, пугая туристов пустыми глазницами окон.

    Что касается калининградцев, то у них к Дому Советов неоднозначное отношение. Одни называют его монстром и сравнивают с закопанным по шею в землю гигантским роботом. Другие считают работу московского архитектора Льва Мисожникова достойным памятником советской эпохи.

    В среде специалистов тоже нет единства мнений по этому вопросу.

    Например, известный датский архитектор Ян Гейл (тот самый, который сделал Копенгаген «городом велосипедистов и пешеходов»), назвал Дом Советов несчастным, похожим на огромного слона сооружением и предложил его немедленно снести.

    А вот его немецкий коллега Ханс Штиманн, который долгие годы занимался реконструкцией Берлина, не увидел в постройке ничего ужасного.

    «Я принципиально не рекомендую что-либо сносить, — сказал он во время визита в Калининград в 2013 году. — Все что, что построено людьми, является частью истории. Кроме того, строительство стоило денег. Нужно жить с тем, что есть, и в то же время строить что-то новое».

    «Это не наша история»

    Если говорить об идее восстановления замка, то наиболее горячим и последовательным ее сторонником среди местных архитекторов является Артур Сарниц.

    «Замок был основным элементом архитектурного облика Кёнигсберга, — говорит он. — Было бы неправильным, неразумным отказываться от этого красивого здания, которое является историческим наследием нашего города. Мне кажется, что вокруг его самой высокой башни можно повернуть колесо истории и дать таким образом ориентиры для развития России и Европы в XXI веке. Я представляю себе восстановление замка международным гигантским проектом, который привлечет всеобще внимание к нашему городу. По сути, восстановление замка — это конец войне».

    Однако далеко не все коллеги разделяют позицию Сарница. Например, архитектор Олег Васютин не видит в восстановлении замка никакого смысла.

    «Это совершенно гибельная идея, — полагает он. — Во первых, ее сложно осуществить технически. Во-вторых, она не имеет под собой культурных оснований, поскольку замок это не наша, не российская история. Ну а в третьих, новодел никому просто не будет интересен. Мало того — из-за него мы можем оказаться в в глупом положении. Ну, вот смотрите: восстановят Королевский замок, приедут туристы. Их будут водить по залам и рассказывать о том, что вот в XV веке здесь происходило то-то, а в XVI- то-то. И тут какой-нибудь слишком умный турист выкрикнет: «Позвольте, какой XV век? Вы ведь только год назад все это построили?»

    Что касается новодела, то Сарниц обращает внимание на то, что соседний с Калининградом польский Гданьск (бывший немецкий Данциг) был во время войны разрушен не меньше чем Кенигсберг, однако поляки восстановили старый город, и теперь калининградцы ездят на выходные отдыхать в Гданьск, а не наоборот. При этом новодел (а он в Гданьске практически везде) их ничуть не смущает.

    Архитектурный компромисс

    Долгое время дискуссии о тевтонском замке носили чисто теоретический характер. В практическую плоскость их попытался перевести калининградский губернатор Георгий Боос, который в 2009 году предложил провести по поводу восстановления Королевского замка референдум.

    Однако до этого дело так и не дошло, поскольку уже в 2010 году Боос, утратив доверие Кремля, сложил губернаторские полномочия.

    Вновь вопрос о замке был поднят лишь тогда, когда Калининград вошел в число городов, в которых пройдут матчи чемпионата мира по футболу в 2018 году.

    Понимая, что центр города к приезду многочисленных болельщиков нужно приводить в порядок, региональное правительство оказало финансовую поддержку градостроительному бюро «Сердце города». Оно организовало архитектурный конкурс, участники которого должны были предложить проекты «пост-замка», где мог бы разместиться правительственный историко-культурный комплекс с конференц-залом на полторы тысячи мест, помещениями для археологического музея и музея истории замка.

    В финальную часть этого конкурса вышло около полусотни работ из самых разных стран мира, в том числе таких дальних, как Ливан и ОАЭ. Но победу одержал «почти местный» архитектор Антон Сагаль — перед тем как уехать на учебу в Италию, он несколько лет жил в Калининграде.

    Сагаль предложил и Дом Советов оставить, и замок восстановить. Правда, не полностью, а частично. По его мнению, следует максимально точно воссоздать наиболее яркие части замка, соединив их при этом построенными в современном стиле зданиями.

    Присяга на верность императрице

    Нетрудно увидеть, что проект этот компромиссный. По идее, он должен понравиться всем — и сторонникам восстановления замка, и почитателям Дома Советов, и ценителям современной архитектуры.

    Однако угодить всем все равно не вышло.

    Например, руководитель недавно созданной региональной общественной организации «Русская община Калининградской области» Максим Макаров огорчен тем, что референдум так и не был проведен. По его мнению, если бы он состоялся, сторонники восстановления замка — даже частичного — определенно оказались бы в меньшинстве.

    Макаров уверен, что немецкий замок на знаковом для города месте является лишним и идеологически вредным. Впрочем, по его словам, если его все-таки построят, несмотря на возможные, по его мнению, протесты патриотов, он и его единомышленники будут требовать от власти придать зданию правильный смысл.

    «Например, можно сделать акцент на том, что во время Семилетней войны, когда Кёнигсберг входил в состав России, местная знать, включая Иммануила Канта, присягала в замке на верность русской императрице Елизавете Петровне», — добавил Макаров.

    Вместе с тем, по мнению политолога Владимир Абрамова, опасения относительно того, что восстановленный замок будет каким-то образом провоцировать сепаратистские настроения, совершенно беспочвенны.

    «В Калининграде нет таких настроений, их выдумывают на ровном месте заезжие столичные политологи, которые просто отрабатывают патриотическую повестку. Вот недавно, например, сюда приезжал Сергей Марков и пугал всех несуществующей ползучей германизацией, — говорит Абрамов. — Восстановление Королевского замка — это просто попытка исправить допущенную в советское время архитектурную ошибку. И ничего больше».

    Кто даст денег?

    Как бы то ни было, пока не понятно когда, а главное на какие деньги проект Сагаля будет воплощаться в жизнь.

    По словам руководителя бюро «Сердце города» писателя и культуролога Александра Попадина, изначально в этом вопросе предполагалось частно-государственное партнерство. Однако пока готовый вложиться в строительство «пост-замка» инвестор не объявился. Да и не ясно еще, во сколько обойдется реализация проекта. Точный расчетов никто не делал.

    Тем не менее Попадин высказал надежду, что к ЧМ-2018 какая-то часть комплекса будет построена.

    У Артура Сарница насчет перспектив реализации проекта Сагаля иное мнение.

    «Во-первых, мне кажется, на это просто никто не даст денег, потому что проект откровенно неинтересен. Но если все-таки это случится, все равно когда-нибудь придется переделывать и строить полноценный замок, — считает он. — Это произойдет обязательно. Если не при жизни нашего поколения, то при жизни следующего. Иного пути у города просто нет».

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector