0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ремонт автодорог обойдется властям Псковской области в 600 миллионов рублей

Почему реконструкция километра дороги обходится скобарям в 20 миллионов?

«В 4-х районах области завершился ремонт 31 километра дорог регионального значения стоимостью в 600 миллионов рублей. Почему ремонт дороги обходится столь дорого? И куда ведут эти дороги, кто там живёт и работает?»

«КУРЬЕРЪ»: с такими вопросами обратился в редакцию пскович Николай N. Полное письмо корреспонденты опубликовали в конце прошлого года («Странные совпадения: дороги на Псковщине строят туда, где выкуплены земли» http://www.province.ru/pskov/vopros-otvet/strannye-sovpadenija-dorogi-na-pskovshhine-strojat-tuda-gde-vykupleny-zemli.html ). И вот что на это ответили сотрудники комитета по транспорту:

— Работы по реконструкции региональных дорог выполняются в соответствии с критериями федеральной программы «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 и на период до 2020 года», с привлечением субсидий из федерального бюджета, — ответил Игорь СИЛЬЧЕНКОВ, и.о. председателя государственного комитета Псковской области по транспорту. – Программа формировалась с учётом обращений администраций районов.

По словам собеседника, в 2017 году выполнялись работы по реконструкции дорог: Искра-Заклинье в Дновском районе (11,77 километров); Пушкинские Горы–Бирюли с подъездом к деревне Крылово (8,35 километров); Степанково-Крутовраг на участке (километр 2+060 – километр 6+581) в Великолукском районе (4,4 километра); Шемякино-Деменино (километр 0+000-километр 6+200) в Порховском районе (6,46 километров).

— Эти участки дорог обеспечивают транспортную связь между населёнными пунктами и способствуют развитию сельхозпроизводства, — заметил Игорь Александрович. – В населённых пунктах, по которым проходят дороги, имеются объекты социально общественного значения: почты, библиотека, школа, детский сад, объекты торговли.

Например, как пояснили в ведомстве, на участке дороги Пушкинские Горы-Бирюли в деревне Козляки есть магазин, чуть подальше – кладбище, в деревне Крылово – почта и фельдшерско-акушерский пункт. В посёлке Бирюли есть СПК «Белогуль» и фермерско-крестьянское хозяйство.

А на участке дороги Шемякино-Деменино около деревни Верхний Мост расположен храм, также медпункт, школа и детский сад, магазин. В окрестностях деревни есть сельхоздворы и телятники колхоза «Заря».

На вопрос, почему так дорого обходятся эти дороги, и.о. председателя ответил следующее:

— Стоимость работ по реконструкции существенно отличается от стоимости работ по ремонту. Проекты реконструкции получили положительное заключение госэкспертизы по результатам проверки достоверности сметной стоимости.

На этих участках дорог выполнялся целый комплекс работ — от изменения профиля дороги и замены нового земляного полотна до обустройства автобусных остановок, переустройства сетей связи и электропередачи и подключения дорожного освещения.

— Согласно государственным контрактам подрядчики на выполненных реконструкций объектах несут гарантийные обязательства, — заметил Игорь Александрович.

Как пояснил собеседник, эти гарантии разные. Например, на щебёночно-гравийное покрытие дорог и укреплённые обочины — гарантия на 2 года, на асфальтобетонное покрытие дороги, дорожное освещение – 4 года, а на автопавильоны, водопропускные трубы и земельное полотно – 8 лет.

ОТ РЕДАКЦИИ: продолжение темы — в следующих публикациях.

На ремонт трасс в Псковской области потратят 86 миллионов рублей

В 2020 году в Псковской области возьмутся за ремонт нескольких дорожных объектов.

В частности, в Печорском районе отремонтируют трассу Неелово — Кудина Гора — Печоры. На эти цели власти направили 86,7 млн рублей.

Как сообщают в пресс-службе правительства Псковской области, дорожные работы проведут на участке длиной 8,3 км. До 14 августа подрядчик восстановит водоотводные канавы, расчистит полосы отвода от кустарников, восстановит покрытие асфальта. Коснутся и автобусной остановки, которая давно требовала ремонта. Здесь обустроят пандус, поставят скамейки, урну и сам павильон.

Ремонта дождутся и другие дороги региона. По словам председателя комитета по транспорту и дорожному хозяйству Псковской области Бориса Ёлкина, подрядчики выйдут на объект Псков — Гдов — Сланцы (кстати, самый большой по объёму работ — 31 километр). В нормативное состояние приведут и большой участок дороги Великие Луки — Усвяты.

Ремонта ждут также объекты в Плюсском и Себеж-ском районах. А жителям столицы региона обещают привести в нормальное состояние Рижский проспект — отрезок длиной 2,3 километра от площади Ленина до пересечения с улицей Юбилейной.

Кроме того, 100 млн рублей выделено на продолжение строительства Северного обхода областной столицы, более 330 млн рублей — на ремонт моста через реку Шелонь в Дедовичском районе. В рамках реконструкции уникальных цепных мостов в Острове регион направит на работы более 188 млн рублей. Общая сумма финансирования на развитие транспортной системы, в том числе по нацпроекту «Безопасные и качественные автомобильные дороги», — более 7,8 млрд рублей.

Дорожное хозяйство в рублях и километрах

В «Единой России» предложили строить более узкие дороги ради экономии бюджетных средств. Мы решили изучить дорожный вопрос со всех сторон: сколько в России дорог, на что уходят деньги и что приносит прибыль — в спецпроекте “Ъ”.

Дороги в километрах

По последним данным Росстата (на конец 2016 года), общая протяженность автомобильных дорог в России достигает 1,66 млн км, из них 1,16 млн км дорог с твердым покрытием. На долю грунтовых автодорог федерального, регионального или межмуниципального значения приходится 7,3%. 28,2% сельских населенных пунктов в РФ не имеют дорог с твердым покрытием для связи с сетью путей сообщения общего пользования.

Читать еще:  Укладываем плитку самостоятельно

Как сообщает Росавтодор, в 2017 году в России введено в эксплуатацию 230,7 км вновь построенных и реконструированных федеральных дорог, более 39 тыс. км федеральных трасс приведены в нормативное состояние. В 2018 году запланирован старт 29 новых проектов, ввод в эксплуатацию составит 146,6 км. Доля федеральных автомобильных дорог, соответствующих нормативным требованиям, по итогам 2017 года достигает 77,8%.

По плотности автомобильной сети Россия уступает многим развитым странам мира, и даже соседям по СНГ.

По последним данным «Автостата», в России на тысячу жителей приходится 293 легковых автомобиля. Лидирует по обеспеченности населения собственными средствами передвижения Карелия (353 единицы на 1000 человек), на последнем месте Чечня (137). Это ниже уровня большинства развитых экономик.

При этом, по данным ГИБДД, в прошлом году суммарный объем автопарка Москвы и Московской области превысил 8 млн транспортных средств (4,88 млн в Москве и 3,17 млн в Московской области). Таким образом, в Москве на тысячу жителей приходится около 400 автомобилей. Для сравнения: в Берлине — 327, в Лондоне — чуть более 300, в Дубае — 540, в Риме — около 700 автомобилей.

Рубли на дороги

На капитальный ремонт и содержание федеральных автомобильных дорог общего пользования в федеральном бюджете на 2018 год заложено 293,87 млрд руб., в 2019 и 2020 годах финансирование превысит 300 млрд. руб. Более 20 млрд руб. ежегодно предусмотрено на содействие развитию автомобильных дорог регионального, межмуниципального и местного значения. Кроме того, в апреле Правительственная комиссия по транспорту утвердила план Минтранса по переводу 17 572 км автодорог в федеральную собственность. Таким образом, наиболее важные магистрали будут отремонтированы за федеральные деньги.

Зачем региональные дороги передают центру

В утвержденной в декабре 2017 года госпрограмме «Развитие транспортной системы» заложен почти трехкратный рост строительства и реконструкции федеральных дорог (с 326 км в 2017 году до 982 км в 2018-м). Протяженность федеральных трасс, соответствующих нормативам, к 2021 году должна вырасти до 45,9 тыс. км (c 40,9 тыс. км в 2017-м). Общий объем субсидий из федерального бюджета регионам на адресные проекты по строительству дорог в 2017–2020 годах запланирован на уровне 48,9 млрд руб.

По утвержденным в 2017 году нормативам содержание однополосной дороги (низшей, пятой категории) обходится в 806 тыс. руб./км в год, ремонт — 4,7 млн руб./км, капитальный ремонт — 12 млн руб./км. Для расчета стоимости для других категорий дорог применяются повышающие коэффициенты. Таким образом, на содержание дорог первой категории (например, Новорижское шоссе от МКАД до бетонки) обходится почти в шесть раз дороже, а ремонт в десять.

В расчетах также учитывается территория прохождения трассы (каждый федеральный округ имеет свой коэффициент), количество полос и индекс-дефлятор потребительских цен. Межремонтные сроки для ремонта и капремонта дорог низшей категории установлены в пять и десять лет соответственно, для других — 12 и 24 года.

При этом, как показало исследование Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ, дороги в России, вопреки распространенному мнению, не являются самыми дорогими в мире. По подсчетам экспертов, стоимость строительства и реконструкции 1 км полосы составляет 58,8 млн руб.

Таким образом, среднеарифметическое значение стоимости строительства 1 километра автомобильных дорог в России в 1,4–2,8 раза меньше, чем в развитых зарубежных странах, сопоставимых по природно-климатическим условиям.

Сборы за пользование платными участками автомобильных дорог, находящихся в ведении ГК «Автодор» (крупнейший оператор платных дорог в РФ), в 2017 году составили 8,9 млрд руб. Протяженность платных участков достигла 815,6 км.

Платное бездорожье

Корреспонденты Newsweek прокатились по первым платным дорогам России: где-то были колдобины, где-то ямочный ремонт, где-то дорога почти новая, но везде — узкая, как между райцентрами по всей стране. Одна полоса в одну сторону, никаких стоянок для отдыха, мотелей или кафе, как это бывает за границей. Просто шлагбаум и будки для собирания денег, как на автобанах, только сами автобаны строить и не собираются — деньги берут за проезд по старым дорогам, но и этого не хватает, чтобы содержать их. Кто-то уже привык и молча несет деньги в кассу, ведь четыре платные дороги появились в Псковской области уже давно — еще в начале 2002 года. Для кого-то это сюрприз. Допустим, едут из Петербурга в Смоленск или Витебск и возмущаются: а за что, извините, платим? Дорога же разбитая. Кто-то говорит, что это незаконно и вообще разбой. Они не правы. Все в рамках действующего федерального закона «Об автомобильных дорогах». Оказывается, региональные власти имеют право объявить платной любую дорогу областного значения. Ограничение лишь одно: объезд должен быть длиннее не более чем в три раза. Нигде не написано, что сначала нужно строить автобан, а потом уже ставить шлагбаумы. Однако платные старые дороги — это псковское ноу-хау. Больше нигде не додумались собирать дань за транзит. Логика властей тоже понятна: транзитные машины, тем более если это фуры, убивают дороги, содержание которых висит на областном бюджете. На собранные средства производится ремонт — корреспонденты Newsweek видели, как красят придорожные столбики. На большее собранных средств не хватает, сетуют чиновники.

АВТОБАН И РУБЛЬ

Надо честно сказать: мы ни на секунду не пожалели, что отправились в этот тест-драйв. Колеса не отвалились, потому что уже конец мая, и после весенней распутицы дорогу привели в порядок. Туристам понравились бы такие идиллические виды—глухие псковские леса, безлюдные деревушки, закрытые на амбарный замок магазины потребкооперации, почерневшие от времени, а оттого еще более живописные вывески совхозов. Все четыре дороги — это хорды вдоль границы Псковской области с тремя странами: Белоруссией, Латвией и Эстонией, а также с соседней Смоленской областью. По ним действительно удобно срезать, если надо перескочить с одной федеральной трассы на другую. Но главное, что эти дороги выходят к границе. Ближе всего к Москве платный участок дороги, который срезает путь из Питера в Смоленск. Сразу за поворотом — большой указатель. По-русски и по-английски написано: «Внимание, вы въезжаете на платную дорогу». Сколько стоит проезд — не написано. Рядом стоит знак, предупреждающий о неровностях. Но это всего лишь лежачий полицейский. Видно, что дорогу строили, еще когда колхозы были в расцвете. Но она неплохо сохранилась. Возможно, потому, что по ней мало кто ездит. Мы простояли на перекрестке минут десять, прежде чем мимо нас на мопеде проехала пожилая колхозница. Еще через пять минут — «Нива» с псковскими номерами. Но местные машины освобождены от оплаты. Сначала можно даже гнать — дорога волнистая, но без дыр. Где-то после деревни Большая Будница приходится сбросить со 120 до 80 км/ч, потому что полотно становится похоже на стиральную доску, и разметка окончательно исчезает. За полчаса встретили еще две питерские, одну литовскую и одну новгородскую легковушку. В самом конце дороги — шлагбаум и желтый вагончик «Пункта взимания платы». За 62 км волнистой дороги, на которых фуру штормит, берут 880 рублей. С легкового автомобиля — 220. Тут же висит схема объезда с комментарием — объездной путь вместо 62 км составит 153. Объехать нетрудно — поворачиваешь направо, по колхозным дорожкам выруливаешь к Великим Лукам, а оттуда — по бесплатной федеральной трассе. Правда, дальнобойщики жалуются, что у них другая проблема — знак, ограничивающий вес автомобиля в 18 тонн. А у них у всех за спиной по 38 тонн. То есть предусмотренная законом альтернатива вроде бы есть, но тяжелые грузовики воспользоваться ею не могут. «Белорусский вариант. Там тоже с платной дороги не свернешь, потому что по националке (бесплатной дороге.—Newsweek) везде ограничение 20 тонн, — рассказывали они. — Нас, как быков, загоняют на платную дорогу». Разница в том, что белорусские гаишники не берут взятки, а платные дороги там все-таки похожи на автобаны. А главное, стоят в пять раз дешевле, чем в Псковской области. «До Бреста километров 600 будет? И стоит это €50. А тут €25 за 60 километров», — жаловался дальнобойщик Александр. Альтернатива платной дороге, конечно, есть — 100 рублей с фуры гаишнику. На языке дальнобойщиков это называется «рубль». К нам подошел узнать дорогу дальнобойщик, подъехавший со стороны Смоленска. «Куда двигаешься?» — спросили его наши собеседники. «На Питер», — ответил тот. «Ну двигай туда, — ему показали объездную дорогу с ограничением по весу. — Выскочишь на Великие Луки и на Пустошку». «А там ограничения веса нет?» — спросил дальнобойщик. «Там есть милиционер, — успокоил дальнобойщик Игорь, — берет рубль». Дальнобойщик сказал «спасибо» и не поехал на платную дорогу. Для него 880 рублей — это просто возмутительная цена.

Читать еще:  Детские умные часы — преимущества

Еще водителей раздражает сама процедура оплаты — нужно пройти в вагончик и сообщить данные об автомобиле. «В Воронежской области барышне денежки просунул — и дальше поехал», — рассказывал Анатолий на «Форде», который ехал из Краснодара в Псков. Его предупреждали, что под Воронежем надо будет заплатить 20 рублей за 20 км автобана. А о том, что в псковских лесах возьмут 200 рублей непонятно за что, друзья его почему-то умолчали. Кассирша в вагончике предложила нам почитать книгу жалоб. К сожалению, старая книга переполнилась, и ее заменили новой, в которой было всего две записи. «Хочу передать привет нуворишам от власти. Скоро российский народ окончательно проснется и сбросит чубайсовское иго», — написал кто-то 17 апреля. А в последней записи от 4 мая житель Смоленска Владимир просит ответить, на каком основании с него взяли 200 рублей, если на платной дороге даже разметка не видна. Ответ просил выслать по указанному им адресу. В придорожном кафе «Луна» дальнобойщики советовали нам скорее ехать на платную дорогу, которая ведет от границы. «Там вообще беспредел, стоит еще дороже»,—говорили они и рекомендовали взять запасные покрышки. Начали с той дороги, что ведет в белорусский Полоцк. Сразу за шлагбаумом за пунктом взимания платы начинается пограничный контроль, поэтому паркуемся на обочине и как честные люди идем платить 220 рублей. Но деньги у нас принять отказываются. «Мы же проехали по платной дороге и сейчас поедем обратно»,—возмущаемся мы. «По правилам мы не имеем права брать с вас деньги, если вы не пересекаете границу»,—ответила кассирша. Правила в изобилии висят на стендах: указ президента Ельцина, постановление правительства и постановление администрации Псковской области. Есть там и плакат «Наиболее часто возникающие вопросы». Вопрос №1: почему дорога платная? Ответ: смотри указ президента и постановление правительства. Вопрос №3: как назначается цена за проезд? Очень просто: «Метод, основанный на учете выгод пользователей». То есть чем удобнее расположена дорога, тем она дороже. Дальше еще более откровенно перечисляется, отчего тарифы задираются выше, чем в Европе: сколько бы ты сжег горючего, если бы поехал в объезд (154 км вместо 82 км), сколько сэкономил времени, насколько меньше устал за рулем. Даже износ шин учитывается по этой методике.

Читать еще:  Как отремонтировать стиральную машину

ОТ МЕРТВОГО ОСЛА УШИ

Мы отправились дальше. Сначала было все как на первой — дорога не идеальная, но можно быстро ехать, не калеча машину. Ближе к Опочке дорога стала совсем дикой—лесные холмы и виражи без разметки. Ни заправок, ни стоянок, ни кафе, а навстречу проехали всего пара белорусских трейлеров. Дорога разбитая, но все-таки для легкового автомобиля терпимо. Третий платный отрезок — от латвийской границы до древнего города Остров, соседствующий со знаменитым Пыталовским районом, претензии Латвии на который Владимир Путин предлагал обменять на уши от мертвого осла. Именно про этот участок дальнобойщики в «Луне» говорили, что он самый страшный. Там впервые стало жалко наш Hyundai. В районе села Гавры колдобины оказались очень глубокими и не засыпанными даже асфальтовой крошкой, тогда как на всех остальных участках прошел ямочный ремонт. Дорожники объяснили, что не делают его, потому что летом ожидается ремонт капитальный. На фуры здесь действительно страшно смотреть — колеса бьются о ямы, а сам трейлер раскачивает из стороны в сторону, как яхту на волне. Именно здесь в кассе рядом с границей с дальнобойщиков просят больше всего — 1100 рублей за те же 62 км. Почему так дорого — не знает даже кассирша. «Этого никто не объясняет. И никак это не объехать, потому что клиент сам указывает, где границу проходить, — жаловался водитель фуры Сергей, возвращавшийся в Ригу. —И что получается? Самая дорогая дорога в мире. По Европе нет таких цен нигде». «Давайте сделаем так, что по каждому городу и району границу проведем и будем деньги собирать», — горячился петербуржец Иван. Заплатив за свой трейлер Renault больше тысячи, он даже решил написать письмо в «Комсомольскую правду» и рассказать об этом, но тут ему подвернулись корреспонденты Newsweek. «Взяли деньги просто так», — повторял Иван.

В дорожном комитете Псковской области нам объяснили, что Иван неправ. Главный аргумент дорожников — транзитные потоки разбивают дорожную сеть, которая мертвым грузом висит на областном бюджете. Но почему проезд по построенным еще в колхозные времена дорогам стоит дороже, чем в Европе? Ответ оказался простой: потому что есть методика расчета, объяснил глава отдела использования автомобильных дорог на платной основе Сергей Сутугин (да, существует целый отдел, занимающийся ноу-хау с платными дорогами). Почему методика эта позволяет высчитывать именно такие заоблачные тарифы — это вопрос к ученым, разработавшим ее еще в 1998 году. Когда были отменены отчисления в дорожные фонды, надо было что-то придумывать. Посмотрели закон. Оказывается, не обязательно строить новые дороги — можно объявить платными те, что уже есть. Так и сделали. Хорошо, но разве закон не прописывает, что дорогу надо было как-то улучшить, чтобы она была похожа на платную? Оказывается, нет — достаточно поддерживать ее в состоянии, соответствующем третьей категории. И они это делают. На новое покрытие дороги денег не хватает, зато все таблички новые и сияют. А где-то даже продублированы по-английски. Так же идеально отмыты и покрашены отбойники. Но при этом где-то даже нет знаков, предупреждающих о резком повороте. Рабочие, занимавшиеся ямочным ремонтом, рассказали нам, что в первую очередь закрывают колдобины на платных. «Хотя, конечно, беспредел. За такие дороги не водитель, а водителю надо платить», — высказал свое частное мнение рабочий. Но главное, сказали в комитете, — не надо думать, что эти четыре платные дороги приносят большие деньги. Даже в таком состоянии — с недорогим ямочным ремонтом — расходы на них больше, чем сборы в кассах, а все потому, что по этим дорогам не так много ездят. И дальнобойщики, и буфетчица из кафе «Луна» задавались вопросом: где эти бешеные тысячи, которые собирают на пунктах оплаты. «Какие дороги можно было за эти деньги сделать!» — восклицала она. Чиновник Сутугин берет документ и показывает цифры: по плану в этом году в четырех кассах должны собрать 131 млн рублей, а потратить на текущий и капремонт — 204 млн. А ведь закон еще обязывает поддерживать на уровне дороги, составляющие маршруты объезда. Но и это еще не все — даже не на ремонт, а только на содержание дорог нужно 123 млн в год, но выделяют только треть этой суммы, потому что денег нет. «Так что по идее тарифы нужно было бы поднять еще в несколько раз», — шутят дорожники. По расчетам Сутугина, на качественный ремонт четырех дорог нужно не меньше миллиарда, а столько выделяют на все дороги в области. Еще дорожники не согласны с общим мнением о том, что они просто присосались к пограничным переходам и наживаются на них. «Скорее наоборот», — говорит Сутугин. Понаоткрывали эти переходы после развала СССР — и все стали пользоваться их дорогами, не приносят области почти никакой пользы. А еще с просьбой поделиться опытом им уже звонят из других областей. Недавно, например, звонили из Брянска.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector